Manganum
Лёля _(ЗаэлькО)_ Веточкина // Мстительный Марганец
Триумфальное (ага-ага) возвращение в ноль укуренного Заэля. Почему в ноль? Вы просто не знаете некоторых подробностей моей весьма и весьма выдающейся жизни. А началось все, кажется, с того, что Святая Инквизиция решила сжечь учебник права... А на Иву подуло пеплом, да. Но речь не о том. Речь о том, что я еще и заболел. Больше недели валяюсь, прикиньте? Вот вы такое помните, чтобы я так долго лежал? Я лично нет. Короче, температура все это время тоже не спадала, и в итоге сегодня я таки потащился к врачу, испытав непреодолимое желание сдать общий анализ крови и послушаться (да, мои вены опять хвалили. Больше всего комплиментов в мой адрес приходятся именно на вены). Короче, два пункта:
Первый: У меня, считает милая девочка Марина Геннадьевна (Ив, ты не поверишь, Чистякова ее фамилия!!!), хронический тонзиллит. От острого синусита мы отказались ввиду индивидуальной непереносимости моим организмом алгебры и всего с ней связанного, даже синусита. Брр, даже писать такие слова страшно.

Второй, не менее важный: Хауса я, мать моя Фассбендер, больше не смотрю! Или по врачам не хожу, однохренственно. Потому как совершенно непрошенные мысли в моей голове скачут, когда, к примеру, у меня берут кровь. Кстати, что удивило. То, что для меня кровь из вены - уже давно не больно, это я знал. Но чтобы приятно?! Это уже ненормально, господа.

Еще у меня вроде как появились мысли, как именно писать новую хрень, которую ваш покорный дебил решил писать с главным героем-врачом. Ага-ага, мечтай. Может, я и как-никак в медицине разбираюсь, и о лежании в стационаре рассказать могу, спасибо, волонтерская служба, но вот о работе на скорой понятия не имею ни малейшего. Вот так вот. А тут Марина Геннадьевна подсобила, за что спасибо ей огромное, да. Осталось не про...эээ...пустить свой шанс.

И Ивин флешмоб, да. Реми. Напишу я тебе пост, напишу, честно-честно.


И еще, вспомнил, называется. Я ж теперь того... Неблондин. Я потемнел. Естественным образом.
Все же помнят, что Заэль был мелированный, правда? Светлыми прядями? В общем, одно слово, был. Он теперь темный. Он мучительно отращивает вровень свой чертов надоевший каскад и пугается, когда каштановые прядки падаютна глаза.
Нет, ну это ж надо так было? Прихожу, прошу затонировать меня под цвет корней. А пожалуйста, говорит мне Даша тоном Хаима из "О чем говорят мужчины", и отворачивает меня от зеркала. Я тут же блаженно засыпаю, включая мозг только тогда, когда надо было переползти из одного кресла в другое, и то ненадолго. А потом меня разбудил Дашкин восхищенный вздох "ка-а-а-акой цвет!". Вот тут-то я и заподозрил неладное.


А еще я француз, да! Я вспомнил, что тут еще ни слова не написал про игру! Про реконструкцию, бишь. Я француз. Адъютант наполеоновской армии. Лично генерала Макдональда. Мать моя Реннер, там та-а-а-а-а-акой генерал! Заэль в отпаде, слюни ручьем. И на вопрос Макдональда, как меня называть, а то "адъютант Лёля" звучит дебильно, какая-то подлая часть моего мозга радостно вякнула "Реми!". До него дошло, конечно... Попозже, да.


И последняя заметка, лично для меня, а то я забывчивый кретин: КОНВЕРТ В ЧЕХЛЕ ОТ НОУТБУКА!!! ПОД ДНИЩЕМ!!!

Засим вынужден откланяться, искренне ваш Заэль. Пойду померяю температуру, да.

@темы: Обыденное